\

Анализ судебной речи

Содержание

Примерный образец риторического анализа судебного текста

Анализ судебной речи

содержание   ..  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10    ..

Примерный образец риторического анализа судебного текста

Из речи Ф. Н. Плевако в защиту Прасковьи Качки, обвинявшейся в предумышленном убийстве.

Господа присяжные! Накануне, при допросе экспертов, председатель обратился к одному из них с вопросом: «По-вашему, выходит, что вся душевная жизнь обусловливается состоянием мозга?» Вопросом этим брошено было подозрение, что психиатрия в ее последних словах есть наука материалистическая и что, склонившись к выводам психиатров, мы дадим на суде место «материалистическому» мировоззрению. Нельзя не признать уместность вопроса, ибо правосудие не имело бы места там, где царило бы подобное учение, но вместе с тем, надеюсь, что вы не разделите того обвинения против науки, какое сделано во вчерашнем вопросе господина председателя. В области мысли действительно существуют, то последовательно, то рядом два диаметральных объяснения человеческой жизни – материалистическое и спиритуалистическое. Первое хочет всю нашу духовную жизнь свести к животному, плотскому процессу. По нему, наши пороки и добродетели – результат умственного здоровья или рас-

стройства органов. По второму воззрению – душа, воплощаясь в тело, могуча и независима от состояния своего носителя. Ссылаясь на примеры мучеников, героев и т.п., защитники этой последней теории совершенно разрывают связь души и тела.

Но если против первой теории возмущается совесть и ее отвергнет ваше нравственное чувство, то и второе не устоит перед голосом вашего опытом богатого здравого смысла. Допуская взаимодействие двух начал, но не уничтожая одно в другом, вы не впадете в противоречие с самым высшим из нравственных учений, христианским.

Это возвысившее дух человеческий на подобающую высоту учение само дает основание для третьего, среднего между крайностями воззрения. В библейских примерах (Ханаан, Вавилон и т.п.) защита доказывала, что наследственность признавалась уже тогда широким учением о милосердии, о филантропии путем материальной помощи, проповедуемой Евангелием.

Защита утверждала то положение, что заботой о материальном довольстве страждущих и неимущих признается, что лишения и недостатки мешают росту человеческого духа. Те же воззрения о наследственности сил души и ее достатков и недостатков признавались и историческим опытом народа.

Можно припомнить наше древнерусское предубеждение к Ольговичам и расположение к Мономахови-чам, оправдывавшееся фактом, состоящем в том, что рачитель и оберегатель мира Мономах воскрешался в род его потомков, а беспокойные Ольговичи отражали хищнический инстинкт своего прародича.

Защитник опытами жизни доказывал, что вся наша практическая мудрость, наши вероятные предположения созданы под влиянием двух аксиом житейской философии: влияния наследственности и материальных плотских условий в значительной дозе на физиономию и характер души и ее деятельности.

Установив точку зрения на вопрос, защитник прочел присяжным страницы из Каспара, Шюлэ, Гольцендорфа и др., доказывающих то же положение, которое утверждалось и вызванными психиатрами.

Само возникновение Прасковьи Качки на свет было омерзительно. Это не благословенная чета предавалась естественным наслаждениям супругов.

В период запоя, в чаду вина и вызванной им плотской сладострастной похоти, ей дана жизнь. Ее носила мать, постоянно волнуемая сценами домашнего буйства и страхом за своего грубо-разгульного мужа. Вместо колыбельных песен до ее младенческого слуха долетали лишь крики ужаса и брани да сцены кутежа и попоек. Она потеряла отца будучи шести лет. Но жизнь от этого не исправилась.

Мать ее, может быть, надломленная прежней жизнью, захотела пожить, подышать на воле, но она очень скоро отдалась погоне за своим личным счастьем, а детей бросила на произвол судьбы. Словом, семя жизни Прасковьи Качки было брошено не в плодоносный тук, а в гнилую почву. Каким-то чудом оно дало – и зачем дало? – росток, но к этому ростку не было приложено заботы и любви: его вскормили и взлелеяли ветры буйные, суровые вьюги и беспорядочные смены стихий. Воспитание доразрушило то, чего не могло разрушить физическое нездоровье. О влиянии воспитания нечего и говорить. Не все ли мы

теперь плачемся, видя, как много бед у нас от нерадения семейств к этой величайшей обязанности отцов? Наступил последний день. К чему-то страшному она готовилась. Она отдала первой встречной все свои вещи. Видимо, мысль самоубийства охватила ее. Но еще раз захотелось взглянуть на Байрашевского. Она пошла.

На беду попросили запеть ее любимую песню из Некрасова «Еду ли ночью по улице темной». Кто не знает могучих сил этого певца страданий; кто не находил в его звучных аккордах отражения своего собственного горя, своих собственных невзгод? И она запела… и каждая строка поднимала перед ней ее прошлое со всем его безобразием и со всем его гнетом, надломившим молодую жизнь.

Душа ее надрывалась, а песня не щадила, рисуя и гроб, и падение, и проклятие толпы. И под финальные слова: «Или пошла ты дорогой обычной и роковая свершилась судьба» – преступление было сделано. Сцена за убийством, поцелуй мертвого, плач и хохот, констатированное всеми свидетелями истерическое состояние, видение Байрашевского…

все это свидетельствует, что здесь не было расчета, умысла, а было то, что на душу, одаренную силой в один талант, насело горе, какого не выдержит и пятита-лантная сила, и она задавлена им, задавлена не легко, не без борьбы. Больная боролась, сама с собой боролась.

В решительную минуту, судя по записке, переданной Малышеву для передачи будто бы Зине, она еще себя хотела покончить, но по какой-то неведомой для нас причине одна волна, что несла убийство, перегнула другую, несшую самоубийство, и разрешилась злом, унесшим сразу две жизни, ибо и в ней убито все, все надломлено, все сожжено упреками неумирающей совести и сознанием греха.

Я знаю, что преступление должно быть наказано и что злой должен быть уничтожен в своем зле силой карающего суда. Но присмотритесь к этой, тогда 18-летней женщине, и скажите мне, что она? Зараза, которую нужно уничтожить, или зараженная, которую надо пощадить? Не вся ли жизнь ее отвечает, что она – последняя? Нравственно гнилы были те, кто дал ей жизнь.

Росла она как будто бы между своими, но у ней были родственники, а не было родных, были производители, но не было родителей. Пусть, по счастливому выражению псалмопевца, правда и милость встретятся в вашем решении, истина и любовь облобызаются.

И если эти светлые свойства правды подскажут вам, что ее «я» не заражено злом, а отвертывается от него и содрогается и мучится, не бойтесь этому кажущемуся мертвецу сказать то же, что вопреки холодного расчета и юдольной правды книжников и фарисеев сказано было Великой и Любвеобильной Правдой четверодневному Лазарю: «гряди вон».

Пусть воскреснет она, пусть зло, навеянное на нее извне, как пелена гробовая спадет с нее, пусть правда и ныне, как и прежде, живит и чудодействует! И она оживет. Сегодня для нее великий день. Бездомная скиталица, безродная, ибо разве родная ее мать, не подумавшая, живя целые годы где-то, спросит: а что-то поделывает моя бедная девочка, – безродная скиталица впервые нашла свою мать – родину, Русь, сидящую перед ней в образе представителей общественной совести. Раскройте ваши объятия, я отдаю ее вам. Делайте, что совесть

вам укажет. Если ваше отеческое чувство возмущено грехом детища, сожмите с гневом объятия, пусть с криком отчаяния сокрушится это слабое создание и исчезнет.

Но если ваше сердце подскажет вам, что в ней, изломанной другими, искалеченной без собственной вины, нет места тому злу, орудием которого она была; если ваше сердце поверит ей, что она, веруя в Бога и в совесть, мучениями и слезами омыла грех бессилия и помраченной болезнью воли, – воскресите ее, и пусть ваш приговор будет новым рождением ее на лучшую, страданиями умудренную жизнь.

содержание   ..  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10    ..

Источник: https://sinref.ru/000_uchebniki/05100sud/020_zadania_sudebnoe_krasnorechie_ekaterinburg/004.htm

Анализ судебной речи А.Ф. Кони «Об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем»

Анализ судебной речи

15 ноября на дне речки Ждановки был найден труп неизвестной женщины, в которой местные жители признали жену Емельянова, служащего номерным при банях купца Соловьева, расположенных недалеко от данной речки. По осмотру и вскрытию тела было выяснено, что смерть наступила от удушения вследствие утопления.

В смерти Лукерьи Фроловой, жены Емельянова, было усмотрено самоубийство, последовавшее за приговором Емельянова к семидневному заключению за нанесение побоев студенту. Но повторное вскрытие тела Лукерьи показало наличие кровоподтеков на левом плече и бедре. Кроме того, жена Емельянова оказалось беременной.

Ввиду обстоятельств и показаний свидетелей, крестьянин Егор Емельянов был предан суду по обвинению в умышленном лишении жизни своей жены, ее утоплении на берегу речки Ждановки.

В данном деле Анатолий Федорович Кони выступал в качестве обвинителя. Его обвинительная речь, состоящая из логических выводов и умозаключений, подкрепленная проверенными фактами, была прочитана им на слушании этого дела и повлекла за собой приговор, которым подсудимый был признан виновным в убийстве жены с заранее обдуманным намерением.

В своем вступлении автор говорит о том, что это дело не из самых легких, оно имеет много туманных неясных моментов, но этим только ценнее становится задача обнаружить истину.

Далее он последовательно и точно предоставляет судьям и присяжным все факты дела, раскрывая каждый максимально доступно и доказывая виновность подсудимого ясными и понятными выводами. Речь А.Ф. Кони имеет такой убедительный характер в связи с ее особенностями композиции. Она построена с помощью логических связок, последовательно соединяющих между собой отдельные факты дела.

Исходя из показаний свидетелей, А.Ф. Кони рассуждает об их правдивости и компетентности, сопоставляет их. На этой основе он делает выводы, которые дополняет анализом психологических особенностей участников процесса.

Этот анализ, проведенный Анатолием Федоровичем, базируется на событиях, предшествующих убийству Лукерьи, и он подкреплен логичной аргументацией, еще точнее описывающей психологическое состояние героев, повлекшее за собой несчастный случай. А.Ф.

Кони в своих размышлениях сам развил и настолько ясно обосновал мотивы совершения преступления, что ничего нельзя было бы сказать защите в их опровержение. Помимо логики, фактов и тонкого психологического анализа, в тексте заранее присутствуют опровержения еще только предполагаемых возражений со стороны защиты.

С помощью опять же логики, убедительных доводов, последовательных выводов, А.Ф. Кони изобличает факты, которые могли бы помочь подсудимому. В частности, утверждение Емельянова, что его жену утопила Аграфена Сурина, а не он. Сопоставляя факты и дополняя их психологическими моментами, А.Ф. Кони убедительно доказывает несостоятельность данного утверждения.

В заключение А.Ф. Кони напоминает о сложности данного дела, выражает полную уверенность в компетентности судей и в справедливости приговора, который они вынесут подсудимому, принимая во внимание все факты дела.

Специфика обвинительной речи Анатолия Федоровича состоит в том, что он не использует одних сухих фактов или только эмоционального давления на судей и присяжных заседателей. Как идеальный судебный оратор, Анатолий Федорович умело сочетает факты и возбуждает соответствующее чувство в сердцах присяжных заседателей. А.Ф.

Кони сочетает в себе комплекс знаний и умений по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями закона, умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения, умение воздействовать на правосознание людей.

Задача судебного оратора в том, чтобы склонить судей к нужному ему решению, а присяжных заседателей к вердикту, желательному для него. Для успешного выполнения этой задачи ему необходимо знание ораторских способов и приемов, пригодных для данного вида красноречия и умение ими пользоваться.

Анатолий Федорович Кони неустанно на практике демонстрировал свою компетентность в сфере судебного красноречия, доказывал свою состоятельность как судебный оратор и как человек высоких нравственных и моральных устоев. Его речь отвечает эталонам ораторского искусства и включает в себя основные принципы ее изложения. А.Ф.

Кони строил речь так, что она оставляла судьям только одну возможность – вынесения бескомпромиссного, справедливого приговора. Это большая заслуга А.Ф. Кони как судебного оратора и как человека строгих правил и высоких моральных качеств.

Свою речь А.Ф. Кони делает понятной и доступной при помощи последовательных выводов, вытекающих один из другого, понятных фраз, лишенных тяжелой терминологии. Живость речи придает манера А.Ф. Кони говорить, повествуя и одновременно рассуждая о предмете высказывания.

Его речь изобилует обращениями не только к судьям, но и ко всем присутствующим. Обращаясь ко всем слушателям, он заинтересовывает каждого, заставляет разобраться в деталях всем вместе. («Давайте посмотрим теперь на его жену».).

Используя риторические вопросы, вопросно-ответную форму изложения, он склоняет задуматься об ответах на них («Существуют ли условия в показаниях Аграфены Суриной?», «Может быть показание это имеет своей исключительной целью коварное желание набросить преступную тень на Егора? Такая цель может быть объяснена только страшной ненавистью»). Дабы не делать речь монотонной, автор часто использует инверсию, анафору, множество причастных и деепричастных оборотов.

Речь А.Ф. Кони по праву считается образцом русского судебного ораторского искусства начала XX века.

В данном исследовании была проведена работа по изучению качеств идеального оратора и особенностей эталона судебного красноречия. Для этого мы изучили одну из самых выдающихся судебных речей А.Ф.

Кони «по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем» на практике доказали состоятельность этой личности как великого оратора XX века. Мы проанализировали приемы речи А.Ф.

Кони, которые позволяют ему соответствовать требованиям, предъявляемым к оратору.

Сила ораторского искусства А.Ф. Кони выражалась не в изображении только статики, но и динамики психических сил человека; он показывал не только то, что есть, но и то, как образовалось существующее. В этом заключается одна из самых сильных и достойных внимания сторон его таланта.

Рассмотренные нами психологические этюды трагической истории отношений супругов Емельяновых с Аграфеной Суриковой, завершившихся смертью Лукерьи Емельяновой представляют высокий интерес.

Только выяснив сущность человека, и показав, как он реагировал на сложившуюся житейскую обстановку, Анатолий Федорович раскрывал «мотивы преступления» и искал в них основания как для заключения о действительности преступления, так и для определения свойств его.

Анатолий Федорович Кони навсегда останется бриллиантом в сокровищнице русской судебной практики.

Источник: https://studwood.ru/1434844/literatura/analiz_sudebnoy_rechi_koni_utoplenii_krestyanki_emelyanovoy_muzhem

Контрольная работа по «Риторика»

Анализ судебной речи

− анализ фактических обстоятельств дела;

− анализ юридической стороны предъявленного обвинения;

− характеристика личностных особенностей подсудимого;

− анализ причин и условий, мотивов, способствовавших совершению преступления;

Для обоснования своей позиции автор использовал доказательства, подтверждающие его точку зрения и опровергающие аргументы процессуальных противников. Последняя часть называлась «доводы».

За доводами следовала патетическая часть, в которой оратор стремился воздействовать на чувства слушателей и таким образом усилить действие логических аргументов.

Завершало речь заключение, где оратор или кратко повторял сказанное, или выводил следствия из уже доказанного утверждения, или стремился еще раз подействовать на чувства слушателей.

Не всякая речь содержит в себе все названные части, и не всегда они следуют одна за другой в таком порядке. Композиционная форма речи изменяется в соответствии с особенностями конкретной цели оратора, его центрального тезиса.

2.3. Анализ судебной речи Андреевского по делу Андреева

Рассмотрим пример одной из судебных речей Андреевского.8

Изучив речь, казалось бы, что автором выбрана третья позиция – об оправдании своего подзащитного.

Об этом свидетельствует отрывок, в котором Андреевский говорит о нецелесообразности наказания Андреева, так как тот находился в состоянии аффекта: «Наказывать кого бы то ни было за поступок, до очевидности безотчетный,— нечеловечно, да и ненужно…

»9 Но, имелся состав преступления и Андреев не отрицал своего причастия к нему, следовательно, речь может идти об альтернативном способе защиты.

Однако,  при данном способе защиты, речь адвоката должна быть посвящена в основном анализу доказательств по делу, в то время, как у Андреевского основная часть состоит из описания личностных особенностей подсудимого и потерпевшей, что больше соответствует первому виду защитной речи об смягчении наказания.

По-моему мнению, данная позиция не является убедительной в полной мере, так как состояние, в котором находился Андреев в момент совершения преступления, является не оправдательным, а смягчающим уголовную ответственность10. Состояние физиологического аффекта учитывается при конструировании составов со смягчающими обстоятельствами11, а также входит в перечень обстоятельств, смягчающих наказание12. Т.е. целесообразней было бы просить суд об смягчении наказания, выбрав первую позицию защиты.

В речах дореволюционных судебных ораторов большое место отводилось психологическому анализу личности подсудимого, выяснению его психического состояния перед совершением преступления или в момент его совершения.

Андреевский, относившийся к ораторам того времени, почти не касался обычного материала судебного следствия (улик и доказательств), или касался его очень поверхностно, но предметом своей речи избирал личность подсудимого, его житейскую обстановку и условия окружавшей его среды, как бы говоря о том, что принимать решение следовало бы исходя из того, что побудило обвиняемого на подобные действия.

В речи Андреевского чётко прослеживается план и логическая последовательность изложения материала. Логическая структура его речи состоит из:

    1. Вступления, которое включает в себя:

В первую очередь, использование одного из общепринятых обращений к суду, для привлечения внимания: «Господа присяжные заседатели!» 13 Внимание к выступлению в значительной мере зависит от того, как оно начинается, как оратор сумеет установить контакт с составом суда, как активизирует внимание слушателей, как психологически подготовит их к восприятию информации. Именно в этом важное назначение вступительной части судебной речи. Самое трудное – найти правильное, нужное начало.

Как отмечает Н.Н. Иванкина: «Адвокат, уверенный в невиновности клиента, может начать выступление с характеристики его личности и личности потерпевшего. «Возьмите всю жизнь Андреева. Вы увидите, что он работал без устали и работал успешно. Добывал очень хорошие деньги.

Но деньгами не дорожил. Роскоши не понимал. Убыточных увлечений не имел. Не игрок, не пьяница, не обжора, не сладострастник, не честолюбец. В сущности, вся работа уходила на других. Он отдал большой капитал первой семье.

Помимо того, участвовал во всевозможных благотворительных обществах и заслужил разные почетные звания.

»14 Это поможет обратить внимание присяжных заседателей на моральные качества подсудимого, на то, что перед ними – законопослушный человек, а так же разобраться, что же побудило его на подобные действия. Именно этот приём использует Андреевский в своём вступлении.

Итак, вступление сконцентрировало внимание суда и присяжных заседателей. Но надо удержать его на протяжении всего выступления. Поэтому важно, чтобы речь была хорошо организована логически, чтобы мысль оратора двигалась от старого к новому, от известного к неизвестному, от менее сильных аргументов к более сильным и создавала смысловую градацию.

Если в выступлении нет логичности, трудно воспринимать содержание речи, трудно следить за ходом рассуждения оратора. Следовательно, необходимо соблюдать важное требование риторики – логическую последовательность и стройность изложения. часть судебной речи представляет собою совокупность отдельных микротем, связанных по смыслу.

Эти части следующие:

− изложение фактических обстоятельств дела, занимающее значительное место в судебном выступлении, так как убеждение судей основывается на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств, связанных с совершением преступления.

Государственный обвинитель и защитник стараются восстановить картину преступления, сделать ее убедительной «Андреев быстрым движением сбросил с себя пальто,  схватил жену за руки, потащил в кабинет — и оттуда, у самых дверей, раздался её отчаянный крик… В несколько секунд все было кончено.

Андреев выбежал в переднюю, бросил финский нож и объявил себя преступником».15

− Наиболее важной, самой важной композиционной частью является анализ и оценка собранных по делу доказательств, так как назначение судебной речи – в установлении виновности или невиновности подсудимого, законности или незаконности требований истца и вынесении правовой оценки его действий. «Я назову душевное состояние Андреева «умоисступлением»  Человек «выступил из ума», был «вне себя»… Его ноги и руки работали без его участия, потому что душа отсутствовала…16

 − анализ причин и условий, мотивов, способствовавших совершению преступления.. «Весь обычный порядок жизни исчез! Муж теряет жену. Он не спит, не ест от неожиданной беды.

 Он все еще за что-то цепляется, хотя и твердит своей дочери: «Я этого не перенесу»…  она поступила, как дикое, тупое существо, забывшее о всем человеческом.

На безвинного и любящего мужа она накинулась с яростной бранью.,.»17

Далее следуют соображения о мере наказания: «Наказывать кого бы то ни было за поступок, до очевидности безотчетный,— нечеловечно, да и ненужно.»18 Ссылаясь на то, что Андреев в момент совершения преступления находился в состоянии аффекта, Андреевский просит суд об оправдании подсудимого.

Важной композиционной частью судебной речи является заключение – последняя часть, конец речи. Оно должно подвести итог всему сказанному.

Если в начале речи оратору необходимо привлечь внимание судей, то в заключении важно усилить значение сказанного. В этом его назначение.

Большинство речей дореволюционных судебных ораторов начиналось и заканчивалось обращением к присяжным заседателям с мыслью о справедливом приговоре.

 «Вот все, что я хотел сказать. Я старался разъяснить перед вами это дело на языке вашей собственно совести. По правде говоря, Я. не сомневаюсь, что вы со мной согласитесь.

И верьте, что Андреев выйдет из суда, как говорится, “с опущенной головой”… На дне его души будет по-прежнему неисцелимая рана…

Его грех перед богом и кровавый призрак его жены – во всем своем ужасе – останутся с ним неразлучными до конца.»19

Изложение и анализ фактических обстоятельств дела подводит к необходимости правовой квалификации совершенного преступления.

Это особенно актуально, когда квалификация преступления представляется спорной, когда приходится иметь дело со смежными составами преступлений или когда необходимо разграничить формы вины.

В этом случае ударным пунктом выступления является анализ и опровержение аргументации противной стороны.

В своей защитной речи, в качестве оправдания, Андреевский использует аргументы как рациональные «В доме у себя он его никогда не видел, и вообще все, что тянулось между Пистолькорсом и его женой уже около трех лет, было до такой степени от него скрыто, что о Пистолькорсе он думал столько же, как о всяком прохожем на Невском…» так и психологические «здесь были ужас и отчаяние перед внезапно открывшимися Андрееву жестокостью и бездушием женщины, которой он безвозвратно отдал и сердце, и жизнь. В нем до бешенства заговорило чувство непостижимой неправды. Здесь уже орудовала сила жизни, которая ломает все непригодное без прокурора и без суда.»

В пользу доказательства того, что Андреев совершил данное преступление в состоянии крайнего раздражения и вспыльчивости, Андреевский приводит доказательства прямые: «Человек «выступил из ума», был «вне себя»…

Его ноги и руки работали без его участия, потому что душа отсутствовала…», и доказательства косвенные «Наконец, дочь после долгих колебаний сообщает отцу о серьезных намерениях матери, раскрывает перед ним ее давнишний роман.

Андреев начинает чувствовать гибель.»

Из приёмов опровержения был использован метод извлечения выводов: «Однако же если вы сообразите все предыдущее, то для вас станет ясно, какая страшная громада навалилась на душу Андреева».

Этот метод, по словам Предрага Мицача «применяется тогда, когда исполнитель не сделал никаких выводов, что дает нам возможность выискивать такие суждения, которые разрушают даже исходную базу его аргументации.20

Ораторская речь – это не просто монолог, это диалогизированный монолог, естественный в своей разговорной тональности, содержащий средства привлечения внимания и установления контакта с аудиторией, приемы поддержания внимания и интереса слушателей. Успех такой речи зависит от того, насколько оратор владеет разнообразными риторическими приемами взаимодействия с аудиторией. В защитной речи Андреевского использованы такие приёмы, как:

  1. Риторический вопрос: «Неужели собратья-люди этого не поймут?»
  2. Вопросно-ответный ход: «Чего бы, кажется, еще желать? И действительно, Андреев ничего больше не желал».
  3. Выражение надежды на поддержку суда: «По правде говоря, я не сомневаюсь, что вы со мной согласитесь».

При анализе и оценке доказательств оратор может задавать вопросы, обращенные к самому себе, имитируя этим внутренний диалог, поиск истины в процессе рассуждения В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между ораторами и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес к теме выступления

Отличительной чертой С. А. Андреевского было использование литературно-художественных приемов в судебных речах. Оратор умело пользовался красивыми сравнениями.

Для осуществления защиты часто использовал и острые сопоставления как для опровержения доводов обвинения, так и для обоснования своих выводов. В борьбе с уликовым материалом он всегда был на высоте, допуская иногда “защиту ради защиты”.

Широко проповедовал идеи гуманности и человеколюбия. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты.

В практической части была проанализирована речь андреевского по делу андреева. тем самым выявлено, что оратор убеждал суд в невиновности подсудимого и делал ставку на оправдательный приговор. опираясь на изученный теоретический материал были выделены и проанализированы композиционные части речи и используемые автором риторические приёмы. андреевский с. а. не так тщательно анализировал материалы дела, меньше внимания уделял доказательствам, предоставленным следствием, чем другие адвокаты. главной особенностью речи с. а андреевского, его «коньком» были пристальное внимание к личности обвиняемого, анализ жизненных условий подзащитного, причин и подробностей преступления, где адвокат находил смягчающие или оправдывающие моменты. 

Естественно, здесь нужно оговориться, что в данной работе рассмотрены и проанализированы не все вопросы, касающиеся этих двух тем, поскольку, как видно, это слишком объемные и необъятные темы, которые в одной работе очень трудно изложить. Тем не менее, поставленные передо мной задачи были выполнены, тем самым – достигнуты основные цели контрольной работы.

Список литературы

Нормативно-правовые источники

Источник: https://www.yaneuch.ru/cat_12/kontrolnaya-rabota-po-ritorika/412325.2771382.page3.html

Реферат: Анализ судебной речи

Анализ судебной речи

1. Логическая структура речи

1.Вступление

2. Изложение фактических обстоятельств преступления.

3. Анализ и оценка собранных по делу доказательств.

4.Характеристика личности подсудимого и потерпевшего.

5. Анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, и предложения по их устранению.

6. Соображения о мере наказания.

7. Заключение.

1. «Убийство жены или любовницы, точно так же, как убийство мужа или любовника, словом, ли­шение жизни самого близкого существа на свете каждый раз вызывают перед нами глубочайшие во­просы душевной жизни» [5, с. 36].

2. «Андреев быстрым движением сбросил с себя пальто, схватил жену за руки, потащил в кабинет — и оттуда, у самых дверей, раздался ее отчаянный крик…

В несколько секунд все было кончено.Андреев выбежал в переднюю, бросил финский нож и объявил себя преступником» [5, с.40].

3. «Я назову душевное состояние Андреева «умоисступлением» Человек «выступил из ума», был «вне себя»… Его ноги и руки работали без его участия, потому что душа отсутствовала…

Какая глубокая правда звучит в показании Андреева, когда он говорит: «Крик жены привел меня в себя!..». Значит, до этого крика он был в полном умопомрачении…» [5, с.40].

4. «Возьмите всю жизнь Андреева. Вы увидите, что он работал без устали и работал успешно. Добы­вал очень хорошие деньги. Но деньгами не дорожил. Роскоши не понимал. Убыточных увлечений не имел.

Не игрок, не пьяница, не обжора, не сладострастник, не честолюбец. В сущности, вся работа уходила на других. Он отдал большой капитал первой семье.

Помимо того, участвовал во всевозмож­ных благотворительных обществах и заслужил разные почетные звания.» [5, с. 38].

Связавшись с Андреевым, прижив от него ребенка и переманив его к себе на правах мужа, Зи­наида Николаевна однако же нисколько не ут­ратила своей свободы. «Правдивая»? Она ему солгала, что она замужем. «Честная»? Она еще в 1903 году, живя в довольстве, взяла от Пистолькорса, бог весть за что, 50 тысяч рублей.

«Умная»? В практическом смысле, да, она была не промах. Но в смысле развития она была ужасно пуста и мелочно тщеславна. Наконец, «скромная»… Об этой скромности генерал может теперь судить по рассказам инженера Фанталова…

Бесцеремонность Зинаиды Николаевны в ее двойной игре между любовником и мужем прямо изумительна [5, с. 39].

5. «Весь обычный порядок жизни исчез! Муж теряет жену. Он не спит, не ест от неожиданной беды. Он все еще за что-то цепляется, хотя и твердит своей дочери: «Я этого не перенесу»… она поступила, как ди­кое, тупое существо, забывшее о всем человеческом. На безвинного и любящего мужа она накину­лась с яростной бранью.,.» [5, с. 40].

6. «Наказывать кого бы то ни было за поступок, до очевидности безотчетный,— нечеловечно, да и ненужно…

[5,с. 41]

7. «И верьте, что Андреев выйдет из суда, как говорится, «с опущенной головой»… На дне его души будет по-прежнему неисцелимая рана… Его грех перед Богом и кровавый призрак его жены— во всем своем ужасе — останутся с ним неразлучными до конца.» [5, с. 41].

1. Во вступлении использованы следующие способы привлечения внимания:

речь начинается с описания картины непосредственно предшествовавшей совершению преступления, что интригует аудиторию, облегчает оратору переход к изложению фактических обстоятельств дела и создает необходимый психо­логический настрой в аудитории.

2. При изложении фактических обстоятельств преступления адвокат делает упор на психологическое состояние подсудимого в момент совершения преступления. При этом он достаточно сжато, ярко и убедительно пред­ставляет обстоятельства дела.

3. Анализируя и оценивая собранные по делу доказательства адвокат не отрицает событие преступления и то что деяние совершено его подзащитным, однако он указывает что в силу психологического состояния подсудимого и аморального поведения потерпевшей вины Андреева в данном преступлении нет так как деяние было совершено не осознанно в состоянии сильного душевного волнения.

4. Давая характеристику личности подсудимого адвокат делает упор на обилие положительных качеств Андреева (трудолюбие, доброта, честность, порядочность и др.)

Что касается потерпевшей то адвокат в первую очередь обращает внимание на то что она была легкомысленной, ветреной, легко доступной женщиной, которая стремилась лишь к развлечениям и роскоши, добиваясь своей цели она применяла любые средства.

5. Анализируя причины и условия, способствовавшие совершению преступления адвокат обращает внимание на то что потерпевшая умышленна создавала подсудимому невыносимую психологическую

обстановку (унижала его личное достоинство, оскорбляла, угрожала, била дочь).

6. Адвокат высказывая соображения по поводу меры наказания считает справедливым оправдать подсудимого.

7. Заключение, ярко подводит итог выступлению адвоката в нем содержится уверенность, что Андреев и так наказан больше чем он заслужил, он глубоко раскаивается в случившимся и муки сожаления не оставят его до конца жизни.

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-337913.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.