\

Во время судебного заседания председательствующий сделал замечание

Как правильно подать замечания на протокол судебного заседания

Во время судебного заседания председательствующий сделал замечание

Не секрет, что правильность информации, отраженной в протоколе судебного заседания зависит целиком от воли председательствующего судьи. Замечания на протокол сам судья и рассматривает и сам решает – всё правильно в протоколе или нет. Рассмотрим – есть ли механизм внести замечания в протокол так, чтобы судья их не отклонил.

Напомним,

Согласно,ст.259 УПКлюбое судебное заседание должно сопровождаться ведением письменного протокола, в котором отражается всё, что в заседании происходило. И на этот протокол можно принести замечания, если одна из сторон считает, что в протоколе отражено что-то не так, как происходило на самом деле (ст.260 УПК).

Протокол вещь серьезная. Довольно часто в нем есть ошибку, которые влекут отмену приговора. О таких ошибках смотрим нашу подборку Ошибки в протоколе судебного заседания.

Протокол важен тем, что при обжаловании приговора все вышестоящие суды ориентируются именно содержание протокола в том виде, в котором он есть в деле. Всё что в нём есть – принимается как абсолютная истина. Поэтому возможность внести свои замечания на протокол является некой гарантией правосудия. Гарантией того, что суд руками секретаря не пишет в протоколе то, что захочет.

Однако, гарантия эта весьма условна.

Каков порядок по закону

Порядок установлен ст.259 УПК и ст.260 УПК. Но, если своими словами:

Протокол должен быть изготовлен в течение 3-х суток со дня окончания судебного заседания. В течение этих же 3-х суток можно подать ходатайство об ознакомлении с протоколом.

На практике часто бывает так, что срок для изготовления протокола не соблюдается – 3-е суток превращаются и в 10 суток и в месяц … Это нарушение, но нарушение не относящееся к существенным, т.е.

к тем нарушениям, которые на что-то вообще влияют (подборку существенных нарушений смотрим здесь).

Поэтому если Вы в деле такое нарушение нашли – то радоваться не спешите, оно ничего не дает, кроме теоретической дисциплинарной ответственности судьи или секретаря.

Далее – суд дает возможность с протоколом ознакомиться, и знакомиться можно не за один раз, а не менее пяти суток. После ознакомления дается еще трое суток, чтобы подать замечания.

Как можно подать замечания: варианты

Итак, протокол Вы увидели и не согласны с его содержанием.

Можно подать просто письменное заявление, в котором указывается своя версия содержания. Например, очень упрощенно: «в протоколе в таком-то месте после вопроса председательствующего указано, что свидетель И. ответил так-то… Но на самом деле он ответил так… Прошу внести исправления в протокол».

Заявление подается тому же самому судье, который рассматривал дело.

Какие гарантии, что судья признает Вашу правоту и внесет исправления в протокол (тем более, если исправления значимы и влияют на законность приговора)? Гарантий никаких. Что судья захочет, то и посчитает правильным. И заставить его изменить протокол – механизмов почти нет. Как мы уже говорили, вышестоящие суды принимают как абсолютную истину то содержание, протокола, которое есть в деле.

А если будете жаловаться на отклонение замечаний на протокол, то получите типичный ответ:

«Доводы осужденного об искажении протокола судебного заседания не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку им подавались замечания на протокол судебного заседания, которые были рассмотрены и отклонены председательствующим в соответствии с ч. 3ст.260 УПК

Такой замкнуты круг: можете подавать замечания, а судья может их принять. Но не обязан. И один только факт того, что судья вынес постановление об отказе в принятии замечаний уже означает – порядок соблюден как надо. Таков закон, на него и жалуйтесь.

И, кстати, уже жаловались.

Так, гражданин Б. пожаловался в Конституционный суд наст.260 УПК– он указал, что она позволяет суду произвольно принимать или отклонять замечания исключительно по своему желанию. Но КС ему ответил – «всё норм», статья конституционна. Потому что судья вроде как не «по беспределу» отказывает, а должен как-то мотивировать отказ. Кроме того, замечания на протокол приобщаются к делу, а значит, вышестоящий суд тоже может их проверить. (Определение Конституционного Суда РФ от 26.11.2018 N 2854-О)

Да только на практике мотивировка всего одна – «замечания не соответствуют фактическим обстоятельствам, в протоколе всё отражено правильно». А вышестоящий суд всегда отвечает – «замечания рассмотрены в соответствии с ч. 3ст.260 УПК, порядок соблюден».

Какие есть другие варианты подачи замечаний

Многие адвокаты ведут аудиозапись сами своими диктофонами. Любое лицо, участвующее в заседании вправе делать аудиозапись без разрешения суда (п.5 ст.241 УПК). И даже без уведомления (п.13 Пленума о гласности).

Казалось бы, хороший вариант – подал замечания на протокол и приложил аудиозапись, уж она-то объективно подтверждает содержание того, что было в заседании. Но не тут то было.

Показательный пример: суд отказал в приобщении аудиозаписи адвоката. Потому что, согласно ч.5 ст.259 УПК

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/kak-pravilno-podat-zamechaniia-na-protokol-sudebnogo-zasedaniia-5d26cad0c0dcf200af45a574

Ваша честь, я возражаю!

Во время судебного заседания председательствующий сделал замечание

10 июля 2017 г.

Об исполнении адвокатами императивного требования нового Стандарта

Согласно п. 14 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого на VIII Всероссийском съезде адвокатов: «Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований». Данное положение Стандарта может кардинально изменить сложившуюся процессуальную обстановку в судах. Адвокаты, участвуя в судебных баталиях, часто сталкиваются с ситуацией, когда председательствующий судья, ведущий свое судно по обвинительному фарватеру, безосновательно снимает допустимые вопросы, отклоняет либо отказывается разрешать обоснованные ходатайства, допускает негативные реплики в адрес стороны защиты и т.д. В такой ситуации защитник сталкивается с дилеммой выбора: промолчать, дабы сохранить нормальные отношения с судьей и не разозлить последнего перед уходом в совещательную комнату, либо, желая пресечь вредоносные действия, заявить председательствующему болезненный для него протест.

Европейский суд по правам человека в своем постановлении от 15 декабря 2005 г.

по делу «Киприану против Кипра» описал это состояние следующим образом: «Очевидным является тот факт, что адвокаты в процессе защиты своих клиентов на судебном разбирательстве, особенно по уголовным делам, могут оказаться в деликатной ситуации, когда приходится решать, выносить или нет жалобы или протест касательно поведения суда, при этом руководствуясь интересами своего подзащитного…» (п. 175).

Следует отметить, что п. 14 Стандарта родился на прочном процессуальном фундаменте.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ: «Возражения любого участника судебного разбирательства против действий председательствующего заносятся в протокол судебного заседания».

В соответствии с ч. 2 ст. 156 ГПК РФ: «…В случае возражений кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего эти возражения заносятся в протокол судебного заседания…».

В соответствии с ч. 3 ст. 143 КАС РФ: «…В случае возражения кого-либо из участников судебного разбирательства относительно действий председательствующего в судебном заседании эти возражения заносятся в протокол судебного заседания».

Квалификационная комиссия г.

Москвы сформулировала обстоятельную правовую позицию, оправдывающую использование адвокатом возражений на действия председательствующего: «Квалификационная комиссия не исключает, что в отстаивании интересов доверителя адвокат может проявлять не всегда устраивающую суд активность – заявлять многочисленные ходатайства, возражения на действия председательствующего и т.д.

, однако это не может свидетельствовать о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку такие способы реализации адвокатом-защитником своих процессуальных прав предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством…» (Вестник АП г. Москвы. 2009. № 3–4).

Если ранее адвокаты знали о своем праве заявить возражения на действия председательствующего, то с введением в действие п. 14 Стандарта такое право для адвокатов превратилось в их обязанность.

Это означает, что, как только председательствующий в судебном заседании начинает совершать действия (бездействие), противоречащие требованиям закона и ущемляющие интересы стороны защиты, адвокат обязан их пресечь заявлением возражений. Форма подачи возражений может быть как устной, так и письменной. Она может быть устной, если возражения необходимо заявить безотлагательно, а задержка способна привести к негативным последствиям для защищаемых интересов. Например, если судья задал наводящий вопрос свидетелю и с использованием угроз пытался добиться ответа в интересах обвинения. Не исключено, что показания, полученные с нарушением закона, будучи занесенными в протокол суда, могут иметь судьбоносное значение для подсудимого. Не возрази защитник в нужный момент, подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления, которого он возможно и не совершал. Молчание адвоката в такой ситуации фактически будет означать оставление подсудимого без защиты. Возражения можно облечь в письменную форму, если допущенное председательствующим нарушение закона не требует немедленного реагирования. Например, судья рассмотрел ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, не в совещательной комнате, а совещаясь на месте, и тем самым не дал ответов на многочисленные доводы ходатайства. Представляется, что адвокаты должны реагировать путем заявления возражений не на все нарушения уголовно-процессуального закона, допускаемые судом, а лишь на те, которые особенно нетерпимы и причиняют или могут причинить очевидный вред интересам стороны защиты. Тотальное заявление возражений на все отступления от процедуры судопроизводства может дезорганизовать весь ход судебного разбирательства, породить конфликтную ситуацию и поэтому является контрпродуктивным. Полагаю, что данное положение Стандарта изменит сложившийся статус-кво во взаимоотношениях между адвокатами и судьями. Если адвокаты в ответ на нарушения закона, допускаемые судьями, повсеместно начнут заявлять возражения на их действия, то неизбежно возникнет процессуальная напряженность. Необходимо понимать, что немалое количество судей психологически не готовы нормально воспринимать такое допустимое процессуальное средство как возражения на свои действия, и оно им не придется по нраву. Вполне возможно, что п. 14 Стандарта в действии способен увеличить поток судебных сообщений в квалификационные комиссии адвокатских палат. Некоторым судьям и раньше казалось, что возражения на их действия есть некая форма нарушения порядка в судебном заседании либо проявление неуважения к суду. Для понижения градуса противостояния не следует забывать положения ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката: « Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом».
Возражения должны быть не только деликатными и уважительными по форме, но и обоснованными по содержанию. В них необходимо предельно ясно раскрыть, в чем заключаются нарушения закона, допущенные председательствующим, и привести доказательства этого нарушения. Наконец, любая критика поведения председательствующего должна быть обозначена адвокатом именно как возражения, предусмотренные ч. 3 ст. 243 УПК РФ, поскольку далеко не все судьи знакомы с такой процессуальной возможностью.

В моей практике был курьезный случай, когда судья Ставропольского краевого суда, выслушав возражения на свои действия, не мог понять, чего от него желает защитник. «Вы мне отвод заявляете?» – спрашивал он. После дополнительных разъяснений, что это просто возражения, которые необходимо приобщить к материалам уголовного дела, он совсем растерялся и в приобщении возражений отказал.

Сами возражения в силу требований процессуального закона подлежат занесению в протокол судебного заседания в целях их использования при дальнейших обжалованиях судебного акта. Кроме того, возражения могут стать предвестником для заявления в будущем отвода председательствующему согласно положениям ч. 2 ст. 61 УПК РФ, если в результате ряда незаконных решений станет очевидным его заинтересованность в исходе дела. Судьям следует воспринимать возражения на свои действия также невозмутимо и сдержанно, как подачу адвокатами апелляционных жалоб на вынесенные ими приговоры, понимая, что с введением Стандарта пассивное поведение защитника может быть расценено как дисциплинарный проступок. Первоначальное возникновение конфликтных ситуаций впоследствии должно привести к стабилизации ситуации во взаимоотношениях между судьями и адвокатами. Однако важность и необходимость заявлений возражений на действия председательствующего сложно переоценить. Для суда до провозглашения приговора должен существовать механизм сдержек и противовесов, позволяющий предотвратить злоупотребления полномочиями и нарушения прав граждан. Массовое заявление возражений на действия председательствующих способно пресечь и избежать такое же массовое нарушение процессуальных прав стороны защиты. Возражения позволят дисциплинировать суд, понудить его рассматривать уголовное дело с большей степенью объективности и беспристрастности, соблюдая принципы состязательности и равноправия сторон. Кто-то из сторонников консервативной позиции, тем более испытанные почитатели особого порядка подумают или скажут, мол, зачем дразнить бесполезными возражениями тех, кто может назначить штраф, а может и 10 лет лишения свободы. Вот тут-то и встает важный мировоззренческий вопрос. Адвокат либо защищает, как это предписано ч. 1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и основным смыслом нашей профессии, либо просто сидит около своего подзащитного, оказывая последнему моральную поддержку в трудной жизненной ситуации. При принятии решения, что делать: сидеть сложа руки или все-таки защищать, адвокат обязан учитывать императивное положение п. 14 Стандарта. Пассивное и созерцательное участие в уголовном процессе, мягкость и уступчивость уже обернулись для адвокатского сообщества сверхнегативными последствиями. Количество обвинительных приговоров, приближающееся к 100%, 66% дел, рассмотренных в особом порядке, и лишь 10% дел, в которых вина подсудимыми не признается, – это грустный тренд нашего времени.

В таких условиях обоснованные заявления в суде: «Ваша честь, я возражаю!» являются мерой не столько необходимой, сколько вынужденной.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/vasha-chest-ya-vozrazhayu/

Верховный суд разъяснил, как штрафовать и удалять из зала суда

Во время судебного заседания председательствующий сделал замечание

Граждане, нарушающие порядок в зале суда при административных процессах, могут быть лишены слова, удалены из зала, а не являющихся в суд могут ожидать привод и штраф за неявку. Постановление на этот счет принял на пленуме 13 июня Верховный суд РФ.

Проект постановления «О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел» принят с минимальными доработками после предыдущего пленума. Документ носит разъяснительный характер в целях обеспечения единства судебной практики.

Меры процессуального принуждения определены как “действия, совершаемые судом в отношении лиц, нарушающих установленные в суде правила и препятствующих осуществлению административного судопроизводства”. Среди таких мер: ограничение выступления, лишение слова, удаление из зала судебного заседания, привод, судебный штраф.

Вопрос о применении данных мер решается судом, в том числе по собственной инициативе. При этом меры должны отвечать требованию соразмерности допущенному нарушению и применяться с учетом всей совокупности обстоятельств совершенного нарушения и процессуального положения участника процесса.

Ограничение выступления применяется в случаях выступления по вопросам, не имеющим отношения к судебному разбирательству. Участник судебного разбирательства, нарушающий установленное судом ограничение, может быть лишен слова после того, как его выступление было ограничено судом во времени и соответствующее время истекло.

Основаниями для лишения слова также являются нарушение последовательности выступлений, двукратное неисполнение требований председательствующего, допущение грубых выражений или оскорбительных высказываний либо призывы к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом.

Аналогичные нарушения, совершенные лицом, которому не предоставлялось слово, являются основанием для объявления предупреждения, а возможно, и удаления из зала судебного заседания.

Такие меры применяются после устного замечания председательствующего.

В случае грубого нарушения – например, создающего угрозу безопасности окружающих, – нарушитель может быть удален и без предварительного замечания.

Удаление из зала судебного заседания лица, участвующего в деле, или его представителя не препятствует дальнейшему рассмотрению дела и принятию решения по нему. По возвращении в зал нарушитель должен быть ознакомлен с действиями, произведенными в его отсутствие.

Повторное нарушение порядка влечет удаление из зала на все время судебного заседания. В отношении граждан, присутствующих в зале, но не участвующих в деле, такое распоряжение председательствующего делается путем вынесения протокольного определения, возможно, даже без предварительного выяснения судом личности таких граждан.

Срок действия таких мер, как ограничение выступления, лишение слова и удаление из зала, определяется судом в соответствии с принципом разумности.

Верховный суд также разъяснил, что привод в суд не может применяться к несовершеннолетним лицам, беременным женщинам и лицам, которые ввиду болезни, возраста или других уважительных причин не в состоянии явиться в судебное заседание по вызову суда.

По поводу такой меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, ВС РФ разъяснил, что она может быть применена к лицу, участие которого в судебном разбирательстве в соответствии с законом является обязательным или признано судом обязательным. Обязательство о явке не является необходимым условием, предшествующим применению привода. Его однократное нарушение само по себе не может повлечь применение привода, но может послужить основанием для наложения судебного штрафа.

Взыскание расходов на привод с лица, подвергнутого такой мере, производится на основании заявления территориального органа федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов в порядке, установленном главой 33 Кодекса о административном судопроизводстве РФ.

Исковое заявление указанного органа о взыскании расходов на привод рассматривается и разрешается в порядке упрощенного (письменного) производства независимо от суммы расходов. Суд вправе отказать в возмещении расходов на привод при недоказанности их необходимости.

Вопрос о наложении судебного штрафа может быть решен судом, в том числе в отсутствие указанного лица, надлежащим образом извещенного о времени и месте заседания и не сообщившего об уважительных причинах неявки в суд. Он может решаться и в отдельном заседании, в том числе после разрешения дела по существу. Лицу, на которое налагается судебный штраф, должна быть предоставлена возможность давать объяснения.

Поскольку судебные штрафы взыскиваются в доход федерального бюджета, в качестве взыскателя в исполнительном листе указывается Российская Федерация в лице главного администратора соответствующих доходов федерального бюджета – Федеральной службы судебных приставов.

Верховный суд также разъяснил, что под неуважением к суду понимается совершение действий (бездействия), свидетельствующих о явном пренебрежении к установленным в суде правилам поведения. В качестве примеров приведены использование неприличных выражений в документах (но без персональных оскорблений) или необоснованное неоднократное заявление одного и того же ходатайства.

При этом в качестве неуважения к суду не должны квалифицироваться такие действия (бездействие), ответственность за совершение которых предусмотрена иными нормами процессуального законодательства.

В качестве таковых перечислены непредставление истребуемых судом доказательств, неявка надлежащим образом извещенного лица, явка которого была признана судом обязательной, а также действия (бездействие), которые влекут уголовную ответственность.

Частная жалоба или представление прокурора на определение по вопросу о применении меры процессуального принуждения подается в течение пятнадцати дней со дня вынесения определения судом первой инстанции, на судебный штраф – в течение месяца со дня получения копии определения.

В качестве тех, к кому могут быть применены меры административного принуждения, перечислены лица, участвующие в деле, их представители, иные лица, выступающие от лица участвующих, а также лица, содействующие осуществлению правосудия. В этом же перечне граждане, присутствующие в зале, и лица, на которых процессуальным законом или на его основании возложены определенные процессуальные обязанности.

Источник: https://legal.report/verhovnyj-sud-razyasnil-kak-shtrafovat-i-udalyat-iz-zala-suda/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.